Электрогорск. Новости

Яндекс.Погода

среда, 28 июня

облачно с прояснениями+20 °C

Онлайн трансляция

Женщины в русских селеньях...

20 марта 2014 г., 10:11

Просмотры: 65


Воспоминания. Благодаря маме мы пережили голод

Воспоминания. Благодаря маме мы пережили голод

Вера Баранова

«Мамочка, бедная моя мамочка! Что ей пришлось пережить в годы войны? Особенно страшным оказался для нас сорок первый год».

В тот страшный первый военный год мы с семьей – мамой, отцом и двумя младшими братьями жили в «поповом доме» в деревне Васютино. В «поповом», потому что дом до войны принадлежал отцу Константину и располагался вблизи Никольской церкви. Сейчас именем священника названа одна из улиц Электрогорска. Перед самой войной нам досталась лишь часть дома – кухня. В том возрасте, а тогда мне шел девятый год, казалось, что наша комната была большой и светлой. В углу располагалась огромная, добротная печь. Мама рассказывала, что матушка сжалилась над нами и разрешила жить в доме, дав возможность постепенно выплачивать свою долю за часть дома. В 1937 году отца Константина арестовали, и в деревне осталась жить его семья – сын Борис, матушка Анна Петровна и три дочери. В другой части дома располагалась сельская школа, где старшие дочери отца Константина учили деревенских детей грамоте. Правда, как только началась война, сестры уехали жить в Москву. А матушка с внучкой Таней оставались жить еще некоторое время в Васютино. К началу 1941 года мы рассчитались с долгом и думали, что заживем счастливо, но война нарушила все планы. Отца тут же забрали на фронт, а мама осталась одна с тремя детьми – со мной, шестилетним Сашкой и годовалым Иваном. Остались мы без запасов на зиму, так как надел земли, на котором можно было высадить картофель, достался нам в виде целины. Раньше там проходила мостовая. Мама одна кусочек за кусочком выкорчевывала камни и пахала землю, чтобы прокормить семью. Но зима 1941 года стала для нас самой лютой. Как только до селян дошла новость о начале войны, все бросились закупать продукты. Маме удалось достать только мешок немолотого кофе, из которого она пекла нам лепешки. Помню, что есть охота было все время. Мама варила щи из крапивы. Сядем вокруг чугунка, а Сашка, которому было шесть лет, старается всю гущу зачерпнуть своей ложкой. Я ему делаю замечание: ты же не один в семье, мол, оставь маме. А мама в ответ: и ты Вера также кушай, как Саша. Немного молока от козы хватало лишь Ивану, которому в 1941 году исполнился год.

На правах старшей сестры я всеми силами старалась облегчить трудную жизнь матери. Видела, как тяжело ей приходилось в ту пору. Днем она работала в колхозе, а вечером возделывала целину на приусадебном участке. Зимой ночами работала сторожем в колхозе. Мы с шестилетним братом, чтобы помочь маме, носили тяжелые камни за овраг, когда распахивали нашу целину. А как мы ругались, когда пилили дрова? Пила все время выгибалась в разные стороны. Сейчас трудно представить шестилетнего мальчугана с пилой в руках. Эти моменты я вспоминаю с улыбкой. После зимы 1941 года мама признавалась, что от безысходности, в моменты, когда нечем было кормить детей, посещала мысль закрыться с детьми в избе, затопить печь, закрыть дымоход и конец нашим мучениям. Но благодаря мамочке нам удалось пережить голод…

На следующий год мама часть земли засадила картофелем, взяли живность. Голод отступил. Очень точно описал тип таких женщин Некрасов: «В ней ясно и крепко сознанье, что все их спасенье в труде, и труд ей несет воздаянье: семейство не бьется в нужде».

Рассматривая эту фотокарточку, я с грустью вспоминаю о маме – Варваре Александровне Барановой. Думаю о том, какую тяжелую ношу взвалила она на свои хрупкие плечи. Снимок сделан уже после войны в 1946 году. В середине молодая мама с маленьким Иваном. Рядом отец – Степан Петрович Баранов. Он, один из немногих в деревне, пришел живым с фронта. Наверху средний брат Сашка. Меня на этой фотографии нет.

3619 знаков 121