Электрогорск. Новости

Яндекс.Погода

воскресенье, 24 сентября

ясно+15 °C

Онлайн трансляция

Когда небо манит

20 авг. 2014 г., 17:54

Просмотры: 107


Чистое безоблачное небо, рассекающая его белая полоса разряженного воздуха и, в самом её начале, самолет размером с точку – существует ли кто-нибудь, кого не завораживала такая картина!?

Чистое безоблачное небо, рассекающая его белая полоса разряженного воздуха и, в самом её начале, самолет размером с точку – существует ли кто-нибудь, кого не завораживала такая картина!?

И сейчас, в век технического пресыщения: – Самолет, самолет! – с восторгом кричат в таких случаях дети, а взрослые поднимают голову к небу и задумчиво следят за полетом. А в 60-е, в годы рождения космонавтики, период расцвета воздухоплавания и самолетостроения, небо и подавно буквально приковывало взоры людей.

Вот и Вася Лазуренко с детских лет наблюдал за самолетами, поднимавшимися с расположенного поблизости аэродрома и с ревом исчезающими за лесом, за огромными лайнерами, уносящими счастливчиков в дальние города, а может быть, даже страны. Жил он тогда с родителями на Дальнем Востоке, недалеко от Углегорска – отец был ракетчиком, служил в войсках стратегического назначения, семья жила в военном городке.

Уже в пять лет Вася твердо решил – буду летчиком. Но медицинская комиссия парня забраковала – с твоими, дескать, ушами в летное училище никак нельзя идти, выбирай другую профессию. Василий с вердиктом врачей смирился, но с мечтой не расстался. И в 1979 году поступил в МАИ – Московский авиационный институт: – Уж если не удалось летать, то буду строить самолеты, – решил юноша. Но после окончания института, дававшего не только диплом, но и звание лейтенанта, на два года был направлен на службу в Военно-воздушные силы, на Украину, в летную часть под Николаево, тогда это была единая страна – могучий Советский Союз. И два года Василий Лзуренко, как наземный техник, обслуживал самолеты – носители атомного оружия: «перетаскивал» бомбы, «навешивал» на самолеты ракеты.  Самое трудное было, как рассказывает будущий летчик, заводить самолеты в укрытие. Впрочем, были проблемы и посерьезней – отношения в части между летным и обслуживающим составами очень не понравились Василию Владимировичу. Поэтому, отслужив, он демобилизовался и с молодой женой приехал в Электрогорск, куда к этому времени перебрались родители после ухода в запас отца. 1988 год, полным ходом шла перестройка. В городе пробыли недолго – вернулись на родину жены в Николаевскую область, где Василий Лазуренко работал инженером оросительных систем. От авиации жизнь отдалила. Но в 1993-м его, как военнообязанного, пригласили в военкомат, приказали принять присягу Украины. Но возможно ли присягнуть государству, ставшему чужим, если в тексте присяги оговаривается возможность  военных действий с Россией, с Родиной?! Отказался. Вернулся в Электрогорск.

Работу нашел быстро – устроился техником на Московский авиационный ремонтный завод (МАРЗ). Так Василий Лазуренко стал сотрудником экспериментальной авиации – перед поступлением на службу каждая единица авиатехники проходит полноценные испытания в соответствии с заданием. Испытывают опытные образцы техники и машины серийного выпуска, технику с установленным на борту новым оборудованием, например, вооружением, образцами авионики, радиоэлектроники. Если у самолета или вертолета появился новый указатель скорости или навигационный прибор, то есть любое дополнительное или новое оборудование, он должен быть испытан, чтобы получить допуск к использованию. Вот этим и занимался Василий Владимирович с коллегами.

Завод и испытательная база были расположены в пос.Черное – он ездил из Электрогорска ежедневно. И здесь встретил настоящих друзей. Работал техником на земле, обслуживал имеющиеся вертолеты, самолеты, следил за их исправностью, отправлял в полет. А сам по-прежнему неравнодушно смотрел в небо. Иногда летчики-испытатели брали с собой в полет. Коллеги догадались о желании Василия летать, узнали о вердикте медкомиссии… И возраст-то ещё позволяет начать. Друзья решили – летают не только летчики, есть у испытателей и другие специальности!

Один из них принял активное участие в судьбе Василия Лазуренко: проработал массу документов и доказал, что подобные отклонения слуха для бортинженера допустимы! Как бортинженер Василий Владимирович медкомиссию прошел, а летчик-испытатель подготовил члена своего экипажа.

И тринадцать лет отлетал, став испытателем.

–Закончил я службу гражданским бортинженером-испытателем второго класса, – говорит Василий Владимирович. – И до сих пор благодарен своему другу и командиру – он изменил мою судьбу. Я вновь уверился, как в детстве: хороших людей на земле больше. В это время я называл себя «летающим техником». И на равных был и с летчиками, и с обслуживающим персоналом. Вообще, в этом коллективе заносчивость не была в ходу – люди уважали друг друга. Или уходили… Мы испытывали самолеты и вертолеты: АН-2, МИ-2, ВИЛЬГА-35А, предназначенный для буксировки планеров, МИ-8 различных модификаций. Там, где экипаж состоял из двух человек, он у нас сформировался постоянный: командир и я. Командир – Николай Григорьев, он и сейчас летает, один из лучших летчиков-испытателей института Государственного научно-исследовательского института гражданской авиации (ГосНИИ ГА). Если у меня освоено четыре типа самолетов, то у него – пятьдесят типов самолетов и вертолетов. На МИ-8 экипаж состоит из троих, с нами летали летчики-испытатели Милевского завода. А испытатели там лучшие в мире!

Правда, в самой авиации в 90-е годы прошлого века был, мягко говоря, полный развал: сокращалось количество не только летных училищ, воинских частей и аэродромов, но и радиомаркерных пунктов – приводы войск ПВО перестали работать в прежнем объеме, особенно дальнеприводные. Из-за такой «перестройки» случались и курьезные ситуации.

–Летчику в полете помогают ориентироваться не только бортовые навигационные системы, но и наземные службы, – поясняет создавшуюся проблему Василий Владимирович. – А если поддержки земли нет, приходится тяжело. Помню, в 1997-м летным заданием был полет в Брянск. Летели, летели.  И поняли, что не знаем, где находимся. Решили ориентироваться по карте, сначала выяснив название ближайшего населенного пункта. Командир увидел внизу деревню, у которой были указатели на въезде и выезде, говорит: – Будем пролетать, прочитай. Стали снижаться – прочитать не могу. Смотрим, народ на автобусной остановке стоит – сели неподалеку в чистом поле, я и побежал спрашивать, как посёлок называется. А народ, увидев приземлившийся самолет, навстречу уже спешил: – Губернатор прилетел?! – спрашивают. Пришлось их разочаровать. До Брянска мы тогда долетели на красной лампочке – топливо закончилось.

В том же году Василий Лазуренко прошел обучение в школе летчиков-испытателей – н учебу направило предприятие. За время испытаний наш герой научился и пилотировать. Как? Как, порой, некоторые родители на пустынных дорогах учат детей удерживать руль машины.

–Летим как-то, – вспоминает Василий Владимирович. – Командир после выполнения программы полета в ладони похлопал, ноги с педалей снял и говорит: рули. Так я сам впервые вел самолет, стал летать. Что испытал при этом? Восторг, конечно. Правда, пилотом не стал. Но по большому счету, мечты достиг – был в небе, летал. Конечно, всю жизнь к этому рвался, но без помощи друзей этого бы не случилось.

Уйдя на заслуженный отдых, последние несколько лет Василий Владимирович помогает друзьям из аэроклубов поддерживать в порядке их технику.

–Сейчас авиации, самолетостроению государством внимания уделяется с каждым годом всё больше. Но аэроклубам, на мой взгляд, недостаточно – если мы хотим поднять престиж профессии, развивать летный или парашютный спорт, тем более, хотим сделать его массовым, необходима всеобщая заинтересованность. У народа интерес есть, правда, удовольствие это недешевое. Надо отметить, что количество выпускников летных военных училищ сегодня снизилось до единиц в год – это для страны очень мало. Спрос на выпускников летных училищ гражданской авиации, например, Сасовского или Ульяновского, очень высок – без работы ни один молодой летчик не остался. На мой взгляд, эта опасная, но притягательная профессия будет востребована всегда.

17 августа – День Воздушного флота России, профессиональный праздник всех пилотов воздушного флота, авиаторов и работников авиационной инфраструктуры России. От всей души поздравляем вас, дорогие авиаторы и воздухоплаватели!