Электрогорск. Новости

Возьми газету бесплатно

Яндекс.Погода

суббота, 16 января

пасмурно-14 °C

Музыка русского неба. Корреспондент "ЭВ" попробовала позвонить в колокола.

22 апр. 2015 г., 23:48

Просмотры: 575


Звонари не имеют права репетировать на колокольне, звонить внеурочно или для развлечения. Звонить можно в определенный по церковным канонам час определенным образом. Но есть в году одна неделя, когда позвонить может любой желающий, независимо от возраста. Это Пасхальная Светлая Седмица. Единственное, что должен знать каждый приходящий, что церковный колокол - это святыня, которую надо оберегать. Никому не добавят радости оторванные веревки от чрезмерно усердного звона, от неумелого звона колокола могут повредиться. С этими мыслями я поднималась за звонарем по высоким ступенькам колокольни.

Звонари не имеют права репетировать на колокольне, звонить внеурочно или для развлечения. Звонить можно в определенный по церковным канонам час определенным образом. Но есть в году одна неделя, когда позвонить может любой желающий, независимо от возраста. Это Пасхальная Светлая Седмица. Единственное, что должен знать каждый приходящий, что церковный колокол - это святыня, которую надо оберегать. Никому не добавят радости оторванные веревки от чрезмерно усердного звона, от неумелого звона колокола могут повредиться. С этими мыслями я поднималась за звонарем по высоким ступенькам колокольни.

Однажды, на Пасху я услышала колокольный звон в деревне Васютино и запомнила его на всю жизнь. Тогда мы с мужем приехали в Никольскую церковь, чтобы отстоять службу и совершить вместе со всеми прихожанами крестный ход. С того времени прошел год, и в неделю, когда в колокола было разрешено звонить каждому желающему, я решила сюда вернуться.

Тихая песня

громкого колокола

«Нужно стараться звонить не столько громко, сколько красиво, елейно», – рассказывала пятью минутами ранее матушка Ирина.

«Елейно…» – вспомнилось мне, когда руки дернули первый раз за веревочки маленьких колоколов. Не получилось. Казалось, я еле притронулась, а звук был такой, что мужчина на велосипеде, проезжающий мимо храма, устремил свой взгляд на колокольню. Хотелось спрятаться, но меня подбодрила послушница, которая сказала, что с первого раза ни у кого не получается. Но и со второго не получилось. Звук, который воспроизводили мои руки и нога (ногой нужно наступать на педаль, чтобы звонил самый большой колокол), был похож на стук половника о кастрюлю.

Я отступила в сторону и послушала, как играет звонарь. Те же веревки, а звук совершенно другой. Она быстро перебирала пальцами, и звонница завибрировала настоящей мелодией. Большой колокол уже не гремел угрожающе, он разделял мелодию на части и звучал басом, «мужским голосом» среди звонких «женских» и «детских».

Не было ощущения чего-то невозможно громкого, несмотря на то, что в метре от меня звучал колокол весом в полтонны. Теперь на моей памяти колокольный звон – это единственная музыка, которая не бывает громкой. Она как будто проникает внутрь головы, души и тела и заставляет создавать ассоциации, плакать и смеяться одновременно, в то время, как кожа покрывается мурашками.

Как все могло бы быть

Как я представляла себе момент звона в колокола. Я захожу в уютный двор храма, поднимаюсь по ступенькам колокольни, дергаю рукой за язык колокола, из храма выходят люди и спрашивают: «Кто этот чудесный звонарь?»

Как все было на самом деле. Не каждый настоятель церкви был рад видеть случайного звонаря, поскольку и люди сейчас разные, и колокольни ремонтируются очень сложно после неумелых звонарей. Слава Богу, в Васютине мне разрешили позвонить и даже рассказали об истории колокольного звона. Зайдя в храм, я встретила послушницу, которая сказала, что позвонить я смогу после службы. Служба длилась три часа. Три часа я стояла, иногда, обессилев, садилась, а вот бабушки, кстати говоря, которые были со мной на службе, не присели ни на минутку. В окна храма светит солнышко, звонарь звонит в определенные периоды молебна, свечи греют своим теплом, голоса хора завершают самую приятную картину для православного человека. Когда служба закончилась, меня встретила матушка Ирина, которая рассказала о том, как после революции колокола храма были разрушены, а в 1993 году появился первый пожарный колокол, к которому присоединилась звонница, подаренная электрогорским предприятием «Ферейн». Сначала в них звонили не профессионально, а с годами первые звонари отправились на курсы Московского колокольного центра при храме Николы Заяицкого. Три часа в неделю ученики звонили самостоятельно, один час – вместе с педагогом. На сегодняшний день в Никольском храме звонари учат друг друга.

«В обучении главное было войти в ритм и вообще иметь чувство ритма. Даже вне урока мы ходили и насчитывали«и раз, и два, и три, и четыре» и так по кругу», – вспоминает матушка Ирина.

Бывает три вида звона: православный, католический и карильон. Основа православного звона – динамика всех колоколов, которые есть. Раньше ритм разбивался на основе било. Било – это прадед колоколов, доска из натурального дерева или железа, издающая неповторимый звук.

«Православная звонница состоит из трех видов колоколов: большой или благовестник, средние и зазвонные. Есть огромные благовестники. Например в Ростове. Чтобы он заиграл, звонарь десять минут раскачивает язык», – слушаю матушку Ирину, которая восхищенно с горящими глазами делится секретами колоколов и колокольчиков.

В католическом звоне используется свободный колокол, который вращают. Основа и православного, и католического звонов – благозвучие. Карильон отличается тем, что звон создается с помощью клавиш. Именно в карильоне можно играть известные мелодии. На сегодняшний день техника заменила в карильоне звонаря, контакта с колоколами нет.

Какая цель православного звона? Созывать на богослужения, выражать торжество и разграничивать определенные этапы богослужения. Находясь дома, православный человек по колокольному звону может понять, какая молитва сейчас звучит в церкви.

«Первое, что я почувствовала, когда зазвонила в колокол – страх. Звук несется во всеуслышание так, что ты уже не в силах его остановить и исправить, если что-то прозвучало неправильно», – вспоминает матушка Ирина.

Главное, как она говорит – это молитва и ответственность звонаря. Звук, который издает большой колокол, раздается на многие километры. Если маленькие колокольчики слышны непосредственно вблизи храма, благовестник услышат все.

Колокол – такой инструмент, которому можно обучить любого человека от 6 до 60 лет при наличии чувства ритма. Хотя, конечно, с возрастом становится тяжело подниматься на колокольню. В данный момент в Никольской церкви 15 звонарей. Все они подменяют друг друга во время учебы или работы, так, чтобы ни одной службы не осталось без звонаря.

«В то время, когда мы учились, с нами на курсы ходили врачи, таксисты и люди абсолютно разных профессий, не считая тех звонарей, чья жизнь была полностью связана с колоколами», – рассказывает матушка Ирина.

В чем еще одна особенность православного звона – играют на том колоколе, который есть. В католическом звоне для утончения звука подтачивали стенки «инструмента», в православном – колокол остается без изменений. Не считая те, которые произошли с колоколами в 30-е годы. Их осколки хранятся в церкви по сегодняшний день.

Когда били колокола…

«В Лавре снимают колокола, и тот в 4000 пудов, единственный в мире, тоже пойдет в переливку. Чистое злодейство, и заступиться нельзя никому и как-то неприлично: слишком много жизней губят ежедневно, чтобы можно было отстаивать колокол …»

Эти слова были написаны Михаилом Пришвиным 22 ноября 1929 года. В то время он жил в Сергиевом Посаде и каждый день фиксировал в свой дневник все, что происходило в Лавре. Как писал Михаил Михайлович, уничтожение колоколов было похоже на зрелище публичной казни.

Музыка ветра

После службы и общения с матушкой Ириной, я поднялась со звонарем по беленым узким коридорам колокольни. Она преодолела четыре пролета с высокими ступенями за минуту, по дороге рассказывая об осколках и погоде, я слушала ее молча, тяжело дыша и думала о боли в ногах. Позже она шутила и рассказывала, что у всех, кто впервые поднимается на колокольню, болят мышцы, но боль эта проходит, когда вспоминаешь, ради чего поднимался.

Сильный ветер, пронизывающий со всех сторон колокольню, играл на маленькой звоннице без участия звонарей. Дальше все было так, как я уже писала…

Екатеринакачанова

Обсудить тему

Введите символы с картинки*